разделы


Новости партнёров
Бизнес-новости
Информация партнёров


Михаил Ингерлейб.   Особенные дети

Введение. Трудности в учебе или учебная дисфункция?
   Кто из родителей может похвастаться, что его ребенок никогда не сталкивался с трудностями в учебе? Конечно, есть такие счастливцы, но их не так уж и много. Другое дело – что родителям порой тяжело понять, где временные затруднения, а где ТРУДНОСТИ!

   Некоторые дети сталкиваются с трудностями на рубеже начальной и средней школы (45 класс), и эти трудности принимают такую форму, что родители начинают беспокоиться не на шутку.

   Наличие большого количества статей в различных изданиях «родительской» направленности – от «Аргументов и Фактов» до специальных педагогических журналов – пишущих об «учебной дисфункции», «арифметической дисфункции» и других «страшных» болезнях, начинает реально пугать родителей.

   «Что с моим ребенком? Он болен? Он не может и никогда не сможет нормально учиться? Его надо лечить? Что ждет его в будущем?» – с подобными вопросами мне приходится сталкиваться достаточно часто. Конечно, нынешнее поколение живет в гораздо худших экологических условиях, чем предыдущее, подвергается большему эмоциональному давлению и информационной перегрузке, но не настолько же[31]

   В начале второй части этой книги мы уже говорили о том, что тенденция решать педагогические и социальные проблемы психиатрическими методами сейчас становится все более распространенной. Во времена перестройки журналисты сформировали у населения образ «карательной психиатрии» как страшного инструмента государственного насилия. В те годы им и в голову не могло прийти, что через двадцать лет психиатрия станет не «инструментом тоталитаризма», а отмычкой педагогической лени. Если раньше у ребенка возникали проблемы с учебой, учителя вызывали родителей в школу и рекомендовали им найти для своего ребенка репетитора. Были и учителя-энтузиасты, проводившие факультативы и дополнительные занятия бесплатно. Но это совсем другая история…

   Сегодня при появлении у ребенка стабильных трудностей в учебе учитель вызывает родителей в школу и настоятельно рекомендует им отвести их дитя к психиатру. Таким образом, решается сразу несколько вопросов:

   • Учитель снимает с себя ответственность за собственную педагогическую неудачу – подтверждением его правоты служит медицинский диагноз.

   • Родителям предлагается ясное и наглядное решение вопроса: проконсультируйтесь с врачом, купите таблетки и не беспокойтесь – все равно из вашего ребенка Эйнштейна не выйдет.

   • Ребенок остается абсолютно на той же позиции – знаний у него не прибавилось, зато появились оправдания. А «таблетки знаний» ученые еще не изобрели.

   Давайте вместе попробуем разобраться – где у вашего ребенка реальные трудности в учебе, а где различные проявления заболеваний мозга. Какие бы чувства вы ни испытывали по этому поводу, признайте, что болезни все же существуют. Все, что касается клинически сформированных признаков заболеваний, мы оставим врачам – каждый должен заниматься своим делом. Но между учебной дисфункцией (как проявлением заболеваний мозга) и ленью (нежеланием учиться, отсутствием интереса к учебе и нулевой потребностью узнавать новое, нетренированной памятью и отсутствием рациональных навыков усвоения знаний) – громадная дистанция. Именно здесь – широчайшее поле деятельности для родителей, психологов и настоящих педагогов. Оказавшись без помощи в этой «нейтральной полосе», ребенок либо сам дрейфует к безграмотности и неумению учиться, останавливаясь в своем развитии, либо получает «правильное направление» с помощью родителей, побуждающих его прикладывать усилия к собственному развитию.

   В последнее время термин «учебная дисфункция» стал, можно сказать, модным. Настолько «модным», что чуть ли не всякая школьная проблема награждается этим ярлыком. Поэтому при возникновении разговора об «учебной дисфункции», прежде чем согласиться с этим диагнозом, у родителей должно возникнуть некоторое количество вполне логичных вопросов:

   • Почему ребенок, у которого подозревается это расстройство, некоторые учебные задания выполняет более чем хорошо, а другие – совсем плохо?

   • Почему у ребенка смогли выявить это расстройство только тогда, когда он перешел в третий-четвертый класс?

   • Почему родители не заметили проблем в поведении ребенка до его поступления в школу?

   • И последний – самый главный вопрос: «ЧТО ПРОИСХОДИТ С НАШИМ РЕБЕНКОМ?»

   Не секрет, что разные дети имеют разные способности к обучению и разный уровень интереса к окружающему миру – любознательности. Одни дети научаются говорить достаточно рано, другие долго молчат. Некоторые начинают ходит уже в десять месяцев, другие лишь в два года. Одному интересно все вокруг и он жадно впитывает все новое – другой терпеть не может никаких изменений в окружающей обстановке.

   Разные сроки развития тех или иных навыков не обязательно являются каким-ли бо болезненным признаком. И наоборот, «нормальное» развитие не свидетельствует об идеальном формировании навыков, необходимых для успешного обучения.

   По этой причине учебная дисфункция может быть не обнаружена в дошкольные годы – в этом периоде просто не присутствуют ситуации, когда навыки обучения, запоминания, воспроизведения информации подвергаются тем или иным испытаниям. Когда ребенок приходит в начальную школу, слабость навыков познания окружающего мира становится более заметна.

   Может случиться и так, что ваш сын будет на уроках «считать ворон» и отвлекаться, а на родительском собрании учитель будет вынужден поинтересоваться у вас, что же происходит с вашим ребенком.

   Ваша дочь может иметь память хуже, чем у других детей ее возраста; или ее почерк совершенно невозможно разобрать, или у нее дольше формируются необходимые навыки чтения. По мере сохранения трудностей в учебе у ребенка также могут развиться расстройства поведения или эмоциональные трудности. Но далеко не всегда перечисленные проблемы являются неотъемлемыми признаками именно учебной дисфункции. За ними могут скрываться и совершенно другие причины: недостаточная способность управления вниманием (об этом мы говорили во второй части книги), нетренированная память, отсутствие мотивации к учебе, внешкольные интересы, школьные и домашние конфликты.

   Никто не будет отрицать роли образования, особенно начального, в формировании полноценной личности, развитии способностей к абстрактному и логическому мышлению, творчеству и самодисциплине. Именно в младших классах закладываются основные социальные навыки, обучают самодисциплине и ответственности за свои поступки. «Успеха наполовину» быть не может, как невозможен хлопок одной ладонью. В процессе учебы ребенок должен прилагать максимально возможные усилия и получать максимально возможный результат, и только на этом пути он развивается. Эта работа может происходить только при тесном взаимодействии школы и родителей.

   Третья часть книги имеет уже знакомую вам структуру. Первый шаг помогает понять, есть ли основания для беспокойства. Второй посвящен объективному обоснованию необходимости предпринимать те или иные шаги. Третий – тем методам, с которыми вы придете на помощь своему ребенку, причем часть из них пересекается с приемами, изложенными в первой и второй частях книги (в таких случаях вы найдете указания прямо в тексте, к какому из разделов стоит вернуться). В четвертом шаге разбираются особенности взаимоотношений родителей и ребенка с обществом. Ответы на некоторые вопросы, не вошедшие в общую структуру части, можно будет найти в «Вопросах и ответах».



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2773
Рекомендуем Хотите знать, как правильно подобрать сухой корм для собак? Смотрите информацию на сайте зоосервиса "Ежкин кот".