разделы


Новости партнёров
Бизнес-новости
Информация партнёров


Михаил Ингерлейб.   Особенные дети

9. Детская тревожность
   Саша – смышленый веселый мальчик. Мама Саши с большой теплотой отзывалась о своем сыне: особенно хвалила его за то, что он охотно помогал по хозяйству, и за то, что хорошо обращался с домашними животными. У нее была лишь одна претензия к Саше: сын очень не любил все новое. Новые джинсы казались ему «совсем дурацкими», незнакомая музыка ему «действовала на нервы», даже новый вид фруктового желе встречался возгласами неодобрения. Если Сашу знакомили с какими-нибудь сверстниками, он или полностью игнорировал их присутствие, или только иногда бросал взгляд в их сторону. На то, чтобы «притереться», ему всегда требовалось довольно много времени. Зная об этих особенностях характера сына, его мать была уверена, что мальчику лучше увидеть свою первую учительницу до начала учебного года – все-таки на момент начала занятий в классе будет хоть одно знакомое лицо. Однако ничего хорошего из этого не вышло и ребенок весь первый месяц отправлялся в школу со слезами. Школьный психолог заподозрил у ребенка развитие аутизма[9], однако наблюдения в семейном кругу, где Саша общался, играл с отцом и братом, был весел и жизнерадостен, заставили его отказаться от этой гипотезы.

   Другой пример:

   В течение нескольких дней Лена, худенькая десятилетняя девочка, отказывалась есть. Было решено показать ее врачу. Педиатр не нашел заболевания пищеварительной системы и направил девочку на консультацию к психиатру с подозрением на нервную анорексию[10].

   Когда психиатр вошел в кабинет, девочка вздрогнула. После того, как врач заверил ее в том, что не будет брать кровь на анализ и вообще подвергать ее какой бы то ни было болезненной процедуре, девочка понемногу начала рассказывать о своей «пищевой проблеме». Она призналась, что испытывает страх в тот момент, когда пытается отправить кусок пищи в рот. Причем девочка не могла сказать точно, почему так происходит. Ей было стыдно, что она не может справиться с таким простым делом, как еда, и очень неловко, что она огорчила этим своих родителей, но как только она намеревалась проглотить кусок, страх сразу же останавливал ее. Лена совсем не хотела худеть, и она желала в том, что касается еды, не отличаться от других.

   Со временем выяснилась еще одна подробность: девочка боялась, что ее вырвет, когда она сидит за столом с другими людьми. Выяснить, с каким конкретно эпизодом это было связано, врачу не удалось. С появлением этого страха она сначала перестала есть в школе, а затем стала отказываться от еды и дома. У Лены не было анорексии, врач диагностировал выраженное тревожное состояние.

   Что общего в поведении Саши и Лены? На первый взгляд, почти ничего. Правда, у обоих иногда возникали трудности в школе, но Саша их достаточно быстро преодолевал, и к тому же они не были столь очевидными, как у Лены. Однако можно догадаться, что у девочки та же самая проблема, что и у Саши, но только выраженная в более сильной форме. У обоих детей возникают психологические проблемы, которые им трудно самостоятельно преодолеть, так как их чувствительность и степень тревожности выше, чем у других детей этого возраста.

   Я употребляю здесь термин чувствительность наряду со словом тревожность именно потому, что в случаях Саши или Лены речь идет не о заболевании, характеризующемся теми или иными признаками, а лишь о чувствительности, усиленной восприимчивости.

Разные дети тревожатся по-разному

   Саша и Лена демонстрируют совершенно непохожие внешние проявления тревоги, которые могут наблюдаться у чувствительных детей. Примерно десять процентов всех детей относятся к тому же типу, что и Саша: они плохо приспосабливаются к любым изменениям, любые перемены вызывают у них тревогу и напряжение.

   На другом «полюсе» находятся дети типа Лены (таких детей около двух процентов). Они подвержены часто возникающим мучительным тревогам с выраженными телесными признаками – тошнотами, рвотами, головными болями, приступами одышки, похожими на астму.

   Тревоги, связанные с посещением школы, нежеланием спать в помещении, где кроме них никого больше нет, трудности в приобретении друзей, возникающие по причине крайней застенчивости, нерешительность в публичных выступлениях, постоянная тревога по поводу предстоящих событий (например, по поводу еженедельной контрольной работы) – все это проблемы детей, находящихся где-то в середине «тревожного диапазона» – между ситуациями Саши и Лены. Некоторые дети сильнее подвержены тревожности в определенные периоды своего развития.

   Дети с сильно выраженной чувствительностью часто приобретают это особенное отношение к миру и себе по наследству. Иногда такого рода чувствительность может наблюдаться последовательно у нескольких поколений, а сами дети могут испытывать состояние тревожности в течение длительных периодов времени, измеряемых месяцами и годами. Некоторые из примеров, приведенных в этой книге, посвящены детям именно этого типа. Они могут показаться слишком яркими и несопоставимыми с теми поступками вашего ребенка, которые вызывают беспокойство.

   Следует иметь в виду, что принципы помощи чувствительным детям одинаковы для всех таких детей, независимо от выраженности их состояния. Разница состоит лишь в том, что дети со средне выраженной чувствительностью (тем более – со слабо выраженной) меньше нуждаются в интенсивной психологической помощи или в назначении каких-либо лекарственных препаратов, и в том, что их тревожное состояние очень часто удается преодолеть с помощью одного лишь родительского участия. Для таких детей, как Саша, может быть вполне достаточно использования «в домашних условиях» технологий, описанных в этой книге. Если же обратиться к ситуации Лены, наши советы будут обязательным компонентом эффективной помощи, предложенной ребенку вместе со специалистами.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2828