разделы


виза в Испанию
виза в Италию


Новости партнёров
Бизнес-новости
Информация партнёров


Мария Монтессори.   Мой метод. Руководство по воспитанию детей от 3 до 6 лет

Глава XXII. Выводы и общие впечатления
   В доме ребенка нет традиционных учителей, которые изводят сами себя, пытаясь поддержать дисциплину неподвижности, и напрасно сотрясают воздух громкими и нудными поучениями.

   Вместо учителя у нас – дидактический материал, разработанный таким образом, что он сам контролирует ошибки и дает каждому ребенку возможность самообучения. А что касается учителя, то он теперь руководит спонтанной работой детей. У него пассивная роль молчаливого наблюдателя.

   Дети заняты каждый своим делом, в то время как учитель поглядывает на них, производя любопытные психологические наблюдения, которые, если их упорядочить согласно научным стандартам, несомненно, окажутся ценным материалом для изучения детской психологии и развития экспериментальной психологии как науки. Хочется верить, что благодаря моему методу удалось создать нужные условия для развития научной педагогики, и всякий, кто воспримет наш метод, откроет тем самым лабораторию экспериментальной педагогики.

   Эта работа должна дать положительный ответ на все ныне существующие проблемы педагогики. Тем более что наша система уже дала ответ на ряд существенных вопросов, как то: свобода ребенка, самообразование, установление связи между работой, навыками повседневной жизни и школьными заданиями, заставляя все три компонента работать на благо развития ученика.

   Кроме того, позитивная педагогика должна разрешить проблему религиозного воспитания, важность которого нам еще предстоит осознать. Если религия родилась вместе с цивилизацией, то ее корни должны лежать глубоко в человеческой природе. Мы уже блестяще доказали инстинктивную тягу ребенка к знаниям, в то время как большинство людей ошибочно полагало, будто его интересы ограничиваются глупыми, бессмысленными играми. Ребенок, оставивший игру ради знаний, проявляет себя как истинный сын человечества, которое веками создавало научный и общественный прогресс. Мы недооценивали наше юное поколение, когда давали им глупые, не дающие пищи для ума игрушки и оставляли их в мире праздности, в котором дети задыхаются от дурной дисциплины. А в данный момент ребенок, наслаждаясь в полной мере свободой, должен открыть нам, является ли человек по своей природе религиозным существом.

   Отказывать априори человеку в религиозном чувстве и лишать человечество воспитания этого чувства – значит допускать педагогическую ошибку сродни той, когда мы априори отказывали ребенку в любви к знаниям ради самих знаний. Такое невежественное умозаключение заставило нас властвовать над ребенком и подвергать его некоторым формам рабства в попытках установить то, что с виду кажется дисциплиной.

   Наша уверенность в том, будто религиозное воспитание годится исключительно для взрослых, напоминает еще одну грубую ошибку, господствующую в современной педагогике, а именно когда мы не уделяем внимание воспитанию чувств в тот момент, когда оно наиболее возможно. Взрослая жизнь является практическим применением чувств к различным переживаниям окружающей жизни. Недостаток подготовки в этом вопросе часто выливается в несоответствие требованиям практической жизни, когда люди теряют самообладание и бесцельно тратят свою энергию. Не проводя параллелей между воспитанием чувств – этим проводником к практической жизни – и религиозным воспитанием, которое суть дорога к жизни нравственной, а просто ради иллюстрации, позвольте мне обратить ваше внимание на то, как часто люди, далекие от религии, проживают свою жизнь неэффективно и беспорядочно, растрачивая свои драгоценные силы.

   Как много людей прошло через это! И когда наступает момент духовного пробуждения (как это иногда случается благодаря смягчающей силе страдания), ум такого человека, слишком привыкший к бездуховной жизни, не в состоянии удержаться в равновесии. Кроме того, не менее достоен жалости религиозный фанатизм, а также страсти, разгорающиеся в душе человека вследствие того, что сердце, которое всегда ищет спокойной и тихой гавани, не может подчиниться разуму, неизменно ввергающему сердце в пучину противоречивых идей и эмоций, где нет места покою. Все это важнейшие психологические проблемы и, быть может, самые глубокие проблемы человечества. Мы, европейцы, все еще пребываем в плену всевозможных заблуждений и предрассудков на этот счет. Мы все стали рабами мысли. Мы верим в то, что свобода совести и мысли заключается в отказе от определенных сентиментальных верований, тогда как свобода – это не там, где отчаянно пытаются что-то заглушить, а там, где даруют право безграничного существования и где жизнь разворачивается свободно и беспрепятственно. Кто и в самом деле не верует, не должен бояться того, во что он не верит, или бороться против того, что, по его мнению, не существует. А тот, кто верит и борется с этим, становится врагом свободы.

   Великий американский ученый-позитивист Уильям Джеймс, излагая свою физиологическую теорию эмоций, отмечает психологическую значимость религиозного «сознания». Мы не в состоянии предугадать, куда приведет нас прогресс мысли: в доме ребенка, к примеру, триумф дисциплины, достигаемой путем свободы и независимости, положил начало многообещающему процессу, который в будущем проявится в виде новых педагогических методов. Для меня, в частности, это дает большую надежду на освобождение человечества посредством воспитания.

   Кто знает – быть может, этот же самый путь свободы мысли и совести ведет нас к великому триумфу религии. Опыт покажет, а психологические наблюдения в доме ребенка, несомненно, станут ценнейшим материалом в данном вопросе.

   Начатая мной методическая работа должна быть продолжена многими людьми. Я надеюсь, что другие педагоги представят результаты своих экспериментов, основываясь на индивидуальном наблюдении за ребенком, воспитанном с помощью нашего метода, и в будущем можно ожидать появления новых интересных публикаций.

   С точки зрения практического применения нашего метода в школе у нас есть одно преимущество: мы можем работать с детьми разных возрастов в одной и той же комнате. В наших домах ребенка учатся как малыши в возрасте двух с половиной лет, которые едва справляются с простейшими упражнениями на развитие чувств, так и дети пяти с половиной лет, которые по уровню подготовки могут легко сойти за учеников третьего класса начальной школы. Каждый из них продвигается вперед за счет собственной энергии, направляемый той внутренней силой, которая делает из него личность.

   Одно из главных достоинств нашего метода состоит в том, что благодаря ему можно в значительной степени облегчить задачу воспитания детей в сельской местности, а также в небольших провинциальных городках, где детей мало и все они разного возраста. Эти школы не могут себе позволить нанять больше одного учителя, а наш метод как раз доказывает, что одна учительница в состоянии руководить группой детей, в которой одновременно присутствуют как трехлетние малыши, так и ученики третьего класса начальной школы. Кроме всего прочего, наш метод предлагает крайне простой способ обучения письму, что станет мощным оружием в борьбе с неграмотностью и будет способствовать развитию национального языка.

   Что касается учительницы, то она теперь целый день, не уставая, может работать с детьми, абсолютно разными по уровню своего развития, как мать, которая весь день находится в доме, полном разновозрастной детворы.

   Дети работают самостоятельно, в ходе чего приобретают навыки деятельной дисциплины и независимость во всех актах повседневной жизни, точно так же как посредством ежедневных маленьких побед становится возможным их умственное развитие. Под руководством мудрого воспитателя, который следит за их физическим, умственным и духовным ростом, дети, обучаясь по нашему методу, не только прекрасно развиваются в физическом отношении, но внутри них во всей своей красоте раскрывается душа, которая отличает человека от всех других живых существ.

   Мы часто допускали ошибку, думая, что естественное воспитание детей должно заключаться исключительно в физическом развитии; а вместе с тем душа тоже имеет свою природу, которую ей суждено развивать до уровня духовной жизни, будучи во все времена движущей силой человеческого бытия. Наш метод учитывает спонтанное психическое развитие ребенка и мудро оказывает ему содействие, что подтверждают многочисленные наблюдения и опыт.

   Если забота о физическом развитии приучает ребенка следить за своим телесным здоровьем, то духовное развитие дает ребенку возможность прикоснуться к божественной радости, распахивая перед ним двери в мир удивительных открытий, и не только во внешнем окружении, но и в потаенных уголках его собственной души.

   Только такого рода удовольствия сопутствуют развитию идеального человека, и только они имеют право на воспитание человечества в его младенческий период.

   Наши питомцы заметно отличаются от тех детей, которые воспитывались в серых стенах обычных школ. У наших детей спокойный и радостный взгляд, они искренни и открыты, как человек, который чувствует себя хозяином собственной жизни. Когда они собираются вокруг посетителей и разговаривают с ними со свойственной им очаровательной искренностью, когда с нежным и благовоспитанным радушием они протягивают к гостям свои маленькие ручонки и благодарят их за то, что оказали нам честь и посетили нашу школу, их сияющие глаза и радость в голосе не дают нам отделаться от мысли, будто они и впрямь взрослые, только необычайно маленькие. Демонстрируя свои умения, они ведут себя уверенно и просто, будто показывают свою работу матери. Часто малыши садятся на пол возле гостя и пишут свое имя, добавляя небольшое слово благодарности. Тем самым они хотят, чтобы гость почувствовал зародившуюся в их сердце нежную признательность.

   Когда мы все это видим, а в особенности когда переходим от активных занятий в классе к урокам абсолютной тишины, которые так полюбились детям, нас это невольно трогает, и мы чувствуем, что нам удалось соприкоснуться с душой наших маленьких учеников.

   Создается ощущение, что дом ребенка оказывает духовное воздействие на всех, кто переступает его порог. К нам приходили известные политики и деловые люди, сознание которых было полностью поглощено государственными делами и торговлей. Но, войдя в наш класс, они будто сбрасывали с себя, словно неудобную одежду, бремя окружающего мира, абсолютно забывая о том, кем они являются. Их восхищает зрелище человеческой души, развивающейся по естественным законам своей внутренней природы, и мне кажется, что, когда они называют наших детей самыми чудесными и счастливыми на свете, они имеют в виду то, что в период младенчества люди пребывают на гораздо более высокой ступени развития, нежели взрослые. Я понимаю, что хотел сказать великий английский поэт Вордсворт, когда он – очарованный природой – вопрошает, где же находится ключ к ее покою и красоте, и наконец он находит ответ на свой вопрос: тайна природы покоится в душе маленького ребенка. Именно здесь хранится истинный смысл жизни, дарованной людям. Но эта красота, которая «окружает нас в детстве», со временем тускнеет; «тень тюремных стен начинает сгущаться вокруг взрослеющего ребенка… и наконец, мы видим, как былая красота вянет и растворяется в обыденном дне»[58].

   И в самом деле, очень часто жизнь в обществе означает лишь помрачение и смерть той природной жизни, которая лежит глубоко внутри каждого человека. Описанный мной метод делает попытку сохранить духовный огонь в детской душе, уберечь ее истинную природу и освободить ее от гнетущего бремени общественной жизни. Это новый педагогический метод, вдохновленный высокой мыслью Иммануила Канта: «Совершенное искусство вновь становится природой».



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2253